Р А П О Р Т о деятельности солдат и служащих ВИС

о деятельности солдат и служащих ВИС, а также организационных военных частей, выполнявших задания в области военной разведки и контрразведки до вхождения в силу постановления от 9 июля 2003 г., о Военных информационных службах в рамках, определенных в ст. 67 пар. 1 п. 1 – 10 постановления от 9 июня 2006 г. "Вводные предписания к постановлению о Военной контрразведке и Военной разведке, а также к постановлению о функциях служащих Военной контрразведки и Военной разведки" и других действиях, выходящих за рамки задач государственной обороноспособности и безопасности Вооруженных сил Республики Польша

Публикуемый текст разрешается воспроизводить, перепечатывать, размножать и распространять без ограничений, полностью или частично – при условии обязательного указания на источник публикации: "Верификационная комиссия по делу бывших Военных информационных служб, Варшава, Польша – 2007 г."

 

--------------------------------------------------------------

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВЕРИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

Антоний МАЧЕРЕВИЧ

 

Вступление

Юридическое обоснование
Принятое 14 декабря 2006 г. постановление об изменении постановления - Вводные предписания к постановлению о Военной контрразведке и Военной разведке, а также к постановлению о функциях служащих Военной контрразведки и Военной разведки. (Дз.У. от 2007 г., № 7, поз. 49) наложила на Президента Республики Польша обязанность довести до сведения общественности составленный Председателем Верификационной комиссии "Рапорт о деятельности солдат и служащих ВИС, а также организационных военных частей, выполняющих задания в области военной разведки и контрразведки, выходящие за определенные законом рамки действий этих служб.

Информация, содержащаяся в "Рапорте".
Согласно ст. 70 а, постановления от 14 декабря 2006 г. "Рапорт" содержит информацию о деятельности солдат и служащих военных специальных служб (а также лиц, сотрудничающих с ними). Она касается:
1 раскрытия или использования информации, являющейся государственной или служебной тайной;
2 неинформирования следственных органов о преступных действиях;
3 создания препятствий для уголовных процессов и их срыва;
4 применения насилия и незаконных угроз
5 незаконного влияния на решения, принимаемые органами власти;
6 секретного сотрудничества с ВИС предпринимателей и лиц, чья деятельность связана со средствами массовой информации;
7 дачи ложных сведений с целью ведения против определенных лиц уголовных процессов или их развития;
8 извлечения материальной или личной выгоды в результате вышеупомянутых действий;
9 а также иных действий, выходящих за рамки дел, связанных с обороноспособностью страны и безопасностью Вооруженных сил Республики Польша.
Как определяется в постановлении, "Рапорт" содержит также сведения о лицах, сотрудничающих с солдатами и служащими военных спецслужб и совершавших вышеуказанные действия, а также о лицах, которые склоняли к ним или облегчали эти действия.
Парламент также принял решение путем публикации "Рапорта" сделать достоянием гласности информацию о лицах, занимающих руководящие государственные должности, которые, зная о нарушающих законность действиях военных спецслужб, не предприняли действий, направленных на их прекращение.

Юридическое обоснование деятельности ВИС и их предшественников после 1989 г.
Военные информационные службы и их юридические предшественники - организационные военные части, выполнявшие задания в области военной разведки и контрразведки, являлись интегральной частью Вооруженных сил Республики Польша. Задания Вооруженных сил определялись действующими с 31 декабря 1989 г. конституционными положениями, а также принятым 21 ноября 1967 г. постановлением о всеобщей воинской повинности Народной Польской Республики, согласно которой Вооруженные силы стоят на страже суверенности и независимости Польского Народа, его спокойствия и безопасности.
Являясь частью Вооруженных сил, военные спецслужбы могли действовать исключительно в области обороноспособности и безопасности Государства. Поправка к Конституции от 29 декабря 1989 г. наложила на все государственные органы обязанность действовать исключительно на основе предписаний закона, а соблюдение законов Республики Польша было определено как главная обязанность.
Законные юридические обоснования деятельности военной разведки и военной контрразведки были установлены с принятием 25 октября 1991 г. постановления об изменении постановления о всеобщей воинской повинности Народной Польской Республики и некоторых других постановлений. Это постановление точно определяло обязанности Военных информационных служб, указывая, что они относятся только к задачам, связанным с установлением и противодействием опасности, угрожающей обороноспособности государства, и нарушениям государственной тайны в области обороноспособности. Это постановление в первый раз было применено в отношении военных спецслужб, называвшихся: Военные информационные службы. До 2003 г. отсутствовало комплексное регулирование деятельности ВИС. Постановление о Военных информационных службах, принятое 9 июля 2003 г., конкретизировало задачи этих служб, четко ограничивая их устранением опасности, угрожающей обороноспособности государства и безопасности Вооруженных сил, а также опасности, угрожающей независимости государства, его территориальной целостности и границам. Постановление о ВИС, принятое 9 июля 2003 г. определяло разрешенные формы оперативной деятельности, связывая их во всех случаях с выполнением предусмотренных законом задач этих служб.
Не вызывает сомнений, что согласно действовавшему после 1989 г., а затем - с декабря 1991 г. законодательству, касающемуся военной разведки и контрразведки, Военные информационные службы могли вмешиваться – в предусмотренных законом формах – в общественную и деловую жизнь только в тех случаях, когда это было непосредственно связано с обороноспособностью или безопасностью государства. В остальных случаях такое вмешательство было возможно – если законом такие действия допускались – только через посредство гражданских специальных служб: Управления охраны государства, а затем – Агентства внутренней безопасности.
Любое действие военных спецслужб, выходящее за указанные выше рамки, независимо от того, в какой период это имело бы место, являлось нарушением действовавшего законодательства и нарушением обязывающей солдат Военных информационных служб присяги, которая требует от них соблюдения Конституции.

Объект проверки и юридические основы работы комиссии
Объектом проверки, являющейся основой настоящего "Рапорта", составленного Верификационной комиссией, были действия и поступки солдат, а также иных лиц в области, определенной в ст. 70 а, пар. 1-3 Постановления "Вводные предписания к постановлению о Военной контрразведке и Военной разведке, а также о службе Военной контрразведки и Военной разведки". Они были приняты Верификационной комиссией, учрежденной Президентом РП и Председателем Совета Министров РП на основании ст.63, пар.1 постановления и предписание Председателя Совета Министров от 26 июля 2006 г. по поводу образа действий Верификационной комиссии, созданной в связи с ликвидацией Военных информационных служб (Дз. У. № 135, п.953). Работая на основе постановления и предписания Председателя Совета Министров, комиссия собирала и анализировала материалы, полученные в результате опроса солдат ВИС и третьих лиц, а также из архива и документов текущих дел, находившихся в распоряжении ВИС, Военной контрразведки, Военной разведки, ИНП (Института Народной Памяти), ЦВА (Центрального Военного Архива).

Юридическое регулирование опроса, проведенного комиссией
Верификационная комиссия начала работу 2 августа 2006 г. До 30 сентября 2006 г. материалы по требованию комиссии доставлялись уполномоченным представителем по организационным делам Военной контрразведки, в настоящее время – начальником Военной контрразведки. До 30 сентября комиссия пользовалась доступом к документам благодаря тому, что руководство ВИС было вверено заместителю министра национальной обороны. С 30 сентября доступ к архивным материалам осуществлялся через министра национальной обороны (материалы специального хранения Института народной памяти и Центрального военного архива), через начальника Военных информационных служб (документы II Управления Генерального штаба НВП и II Управления ВИС), а также через начальника Военной контрразведки (документы ВВС и III Управления ВИС). Полное описание вопросов, связанных с деятельностью комиссии, находится в заключительном отчете о работе комиссии, согласно ст. 70 а, пар.1 и 2 Постановления.

Юридические полномочия и ценность результатов опроса солдат ВИС.
Кроме письменных документов, взятых из архива (оперативные документы, персональные папки, документы проверочной процедуры) комиссия использовала также документами процедуры по выяснению, составленными на основе письменных и устных свидетельств солдат ВИС и третьих лиц, а также материалами, составленными в результате их ответов при опросе комиссией согласно содержанию ст. 67, 68, 69, 76 пар. 2, а также ст. 79 Постановления. В этом месте следует подчеркнуть, что, если письменные свидетельств подавались согласно ст. 79 – "Тот, кто [...] засвидетельствовал неправду, подлежит лишению свободы от 6 месяцев до 8 лет", - то устные свидетельства, полученные во время опроса, не были охвачены подобными последствиями. Напротив, законодательство освободило опрашиваемого от ответственности, если перед лицом комиссии он признается в том, что дал ложное свидетельство. Опрашиваемый также не был обязан отвечать на вопросы. Третьи лица (в том числе, например, бывшие солдаты ВВС и II Управления Генерального штаба, и вообще, все солдаты, которые не намеревались поступить в новые службы) не были обязаны являться на опрос в комиссию, а для дачи свидетельств, охваченных государственной тайной, должны были получить согласие министра национальной обороны. Этот регламент был изменен в рамках обновления Постановления от 17 января 2007 г., которое вошло в силу 1 февраля 2007 г.
Роль и значение опроса весьма велики. Во многих случаях сведения, полученные этим путем, давали первый существенный сигнал, позволявший вести дальнейшие поиски документов, связанных с данным вопросом. Так было, в частности, в случае системы обучения в СССР и в других странах социалистического лагеря, в особенности - в отношении операции «ГВЯЗДА», проводившейся ВИС.
Подобно выглядит вопрос деятельности организованной группы, известной под названием «РОЛЕВИСКО», объединявшей политиков СЛД (Союз левых демократов) и высокопоставленных военных. Правда, вначале в сведениях на эту тему, полученных комиссией, речь шла о группе «ЗВАЛОВИСКО», но точно описывался тот же круг лиц, механизм и объект деятельности, который в открытых позже документах ВИС назывался «РОЛЕВИСКО». Это дело наверняка еще долго бы не было найдено, если бы не сведения, полученные во время опроса, проведенного комиссией. Его не удалось найти ни в архиве, ни в соответствующем местном подразделении, оно не было также упомянуто в списке афер, который министр национальной обороны поручил составить тогдашнему начальнику ВИС ген. Ян Жуковскому. Военнослужащие, сообщившие об этом деле, имели лишь отрывочные сведения, поскольку им было запрещено заниматься этим делом. Но именно эти сведения помогли комиссии найти документы, составленные и находившиеся в подразделении, удаленном, кстати, от места событий на более, чем 300 км.
Точно так же выглядели и топливные дела, связанные с аферой "Орлена". Верификационная комиссия получила от оперативных офицеров сведения, что местные подразделения ВИС занимались этой аферой, но собранные ими сведения были заблокированы на высшем уровне. Центральные органы ВИС притормаживали действия оперативников, а информацию на эту тему систематически не передавали другим государственным органам.
Подобно было и со слежкой за политиками, и с аферой фонда "Pro Civili", и, как следствие, с аферой, связанной с действиями группы солдат ВИС и международных аферистов, вымогавших деньги из бюджета Военно-технической академии. Точное определение мест, где следует искать нужные документы и людей, было бы невозможным без сведений, полученных от военнослужащих, отвечавших на вопросы комиссии.
Также по делу нелегальной торговли оружием (особенно в связи с деятельностью некоторых офицеров) полученные во время опроса сведения сыграли значительную роль. Несомненно, однако, что самое большое значение имел этот род источников для воссоздания отношений, царивших внутри служб и для раскрытия связей личного характера, а также идентификации бытовой преступности, то есть, для понимания явлений, существенным образом влиявших на форму и характер деятельности ВИС.

Юридические полномочия и ценность источников из архивов ВИС.
Главные источники, на основании которых комиссия проводит расследование, - это документы Военной информации, Военной внутренней службы, II Управления Генерального штаба НВП, а также Военных информационных служб – то есть, очередных мутаций военных организационных структур, занимавшихся в коммунистический период и в 1991-2006 гг, в формальном смысле защитой Вооруженных сил и, в широком значении, - безопасностью обороноспособности. Эти документы многократно уничтожались и переходили в компетенцию очередных составов руководства служб. Известна акция уничтожения документов ВВС, проведенная в 1988-89 гг. под руководством тогдашнего начальника ВВС ген. Эдмунда Булы. Эти действия описаны в рапорте 1991 г., составленном подкомиссией Сейма во главе с депутатом Янушем Окшесиком, где указаны некоторые виновники и названа часть механизмов, сопутствовавших этим событиям. Однако, существовавшие тогда политические ограничения делали невозможным полный анализ явления. Прежде всего, деятельность подкомиссии Окшесика была ограничена делами, связанными с деятельностью ВВС, и, таким образом, не касались II Управления Генерального штаба. Таким образом, рапорт Окшесика стал одним из инструментов, облегчавшим передачу руководства создававшихся тогда офицерами II Управления ГШ Военных информационных служб. Этот рапорт никогда, впрочем, не был опубликован, и недоступен в открытых материалах Сейма, а единственный известный комиссии полный экземпляр находится в архиве Сейма. Характерно, что этот рапорт не содержит ключевой информации, необходимой для оценки состояния архивных документов и подтвержденной многочисленными устными свидетельствами (в том числе информации, содержащейся в документах дела "ГВЯЗДА"), а именно, что перед плановым уничтожением документации начальник ВВС ген. Була приказал их микрофильмировать и передал их военным службам СССР, то есть ГРУ.

Уничтожение документов и система их сокрытия после 1989 г.
Специфика изменений, произведенных в армии после 1989 г., состояла в том, что были сохранены основные структуры и прежние кадры спецслужб, а также в том, что офицеры из II Управления ГШ были подчинены их руководству. Это привело к тому, что не было сделано никаких выводов из картины ситуации, обрисованной в рапорте Окшесика, и, в особенности – не была предусмотрена возможность манипулирования документами в будущем.
Как следует из данных, переданных Ликвидационной комиссией заместителю министра национальной обороны, и из свидетельств, полученных Верификационной комиссией, документы бывших военных служб и документы, в рабочем порядке составлявшиеся различными подразделениями ВИС, систематически уничтожались и укрывались. Об этом также свидетельствует рапорт комиссии Сейма по делам спецслужб, составленный в сентябре 2003 г. и содержащий, в частности, заявление в прокуратуру о совершении преступления – подделке папки оперативного дела "БЕЛЬФЕР". Идентичные действия были установлены Верификационной комиссией по ходу анализа документов, например, IV Отдела ВИС, то есть, позже – Бюро внутренней безопасности. Это в особенности касается документов разработки политиков правых группировок и проводившихся II и III Управлением разработок, касавшихся российской агентуры.
Как в свою очередь следует из отчета Войцеха Савицкого из Ликвидационной комиссии, начиная с 1992 г. в ВИС было начато создание целой системы, имевшей целью сокрытие существенных данных до возможного вступления в законную силу закона о люстрации. Частью этой системы было создание двух отделов параархивного характера: 26 Отдела в Управлении разведки и 35 Отдела в Управлении контрразведки, названных – для сокрытия их истинных функций – "Внештатными депозитами неархивной документации". В этих отделах хранили также текущие, но на данный момент приостановленные оперативные дела особого значения, касающиеся политиков, предпринимателей, людей, связанных с экономикой, и представителей СМИ. "Внештатные депозиты неархивной документации" были местом, куда попадали документы перед предполагаемой их передачей в ИНП. Достоинством этой конструкции было то, что в случае вопроса об архивах или архивных делах можно было ответить, что это не касается материалов, помещенных в "депозитах", поскольку с точки зрения организационной структуры "депозиты" не были архивами, а дела не имели архивного характера - это давало предлог для непредъявления их органам Уполномоченного по правам человека или ИНП. Одновременно именно там хранились основные указатели, позволявшие ориентироваться в делах, переданных в архив ИНП.
Также после того, как вступил в силу закон об ИНП, был осуществлен план уничтожения и сокрытия документов. Об этом свидетельствует, в частности, попытка уничтожения путем вычеркивания фломастером личных данных в "Книге № 12", содержавшей реестр агентуры Гданьского побережья 1970-80-х гг. Благодаря работе Верификационной и Ликвидационной комиссий было обнаружено более 1000 документов, спрятанных в помещениях ВИС, которые уже несколько лет тому назад следовало передать в ИНП.. Были также установлены факты ведения сотрудничества без регистрации, в частности, такого хранения папок с отчетом о работе и персональных папок агентов, которое указывает на намерение скрыть их (это, в том числе, касается персональной папки "М", связанной с делом "ЗЕН" и хранившейся в отдельном помещении без доведения до сведения об этом ведущему офицеру).
Все вместе это приводит к тому, что подлежащие проверке документы далеко не полны (это касается, прежде всего, всех документов, хранившихся в центральных органах ВИС; документы, находящиеся в экспозитурах и инспекторатах, то есть. в подразделениях на местах, находятся в значительно лучшем состоянии).
Наконец, следует констатировать следующее: комиссия начинала свою работу, концентрируясь на установлении нарушений, являющихся следствием деятельности военнослужащих бывших ВИС в диапазоне, определенном постановлением от 9 июня 2006 г. Представленный ниже "Рапорт" относится ко все еще не законченной работе Верификационной комиссии. Постановление от 14.12.2006 г. об изменении постановления "Вводные предписания к постановлению о Военной контрразведке и Военной разведке" (Дзенник Устав от 2007 г № 7, п. 49) дает возможность представить очередные публикации одновременно с обнаружением новых материалов.

Верификационная комиссия направила в Прокуратуру заявления о совершении преступлений по следующим делам:
1 в связи с российским проникновением в польские Военные информационные службы и с бездействием соответствующих органов, не принявших мер, направленных на устранение опасности;
2 в связи с превышением полномочий и присвоением государственного имущества с целью незаконного получения средств на финансирование спецслужб;
3 в связи с нелегальной торговлей оружием и сокрытием документов;
4 в связи с деятельностью, наносящей вред Государственному казначейству и безопасности государства путем предоставления фирме "Силтек" льгот в организованном для ВП тендере;
5 в связи с созданием резидентуры, сотрудники которой предпринимали незаконные действия при соучастии бывших, но не прошедших переаттестации сотрудников Службы безопасности;
6 в связи с нарушениями при использовании финансовых средств оперативного фонда в Краковском отделе ВИС и присвоении оперативных помещений;
7 в связи с введением в заблуждение польских государственных органов путем предоставления ложных сведений, имевших существенное значение для Республики Польша, а также в связи с невыполнением служебных обязанностей;
8 в связи с нарушениями при проведении тендера на колесный бронированный транспортер (КТБ);
9 в связи с незаконной слежкой за политическими партиями;
10 в связи с ведением шпионской деятельности, наносящей вред обороноспособности Республики Польша и ее Вооруженным силам;
11 в связи с получением секретной информации от сотрудников польских министерств в обмен на материальные выгоды и в связи с непередачей Военными информационными службами компетентным органам сведений о том, что государству угрожает опасность в области энергетических ресурсов;
12 в связи с разглашением государственной тайны и применением незаконных угроз;

Autor publikacji: